Главная /

Публикации

К ВОПРОСУ О ДОМИНАНТАХ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ КАЗАХСТАНА И ИНТЕГРАЦИИ В МИРОВУЮ ФИНАНСОВУЮ СИСТЕМУ

17 Январь 2017
494
2
Авторы: Сергей Сулима
В опубликованном в сентябре 2016 г. докладе Агентства Standard & Poor’s по Республике Казахстан, отмечено, что долгосрочные и краткосрочные суверенные кредитные рейтинги по обязательствам в иностранной и национальной валюте находятся на уровне "BBB-" и "A-3", а  рейтинг Казахстана по национальной шкале находится на уровне "kzAA", что в целом, указывает на негативный прогноз по долгосрочным рейтингам [1].
В целом данный прогноз не внушает оптимизма, а отдельные авторы считают, что казахстанской экономике вынесен приговор [2], несмотря на отмеченный возможный экономический рост 2% с 2017 года, связанный с ростом цен на нефть, а также введением в действие месторождения нефти Кашаган.
Во-первых, на наш взгляд, можно оспорить оптимистичный прогноз S&P в отношении среднего годового роста цен на нефть в 2016 г. до 55 долл./баррель, в 2017 г. до 65, и до 70 долл./баррель в 2018 г. Действительно, текущие цены на нефть являются низкими для большей части добывающих стран, не обеспечивая рентабельность инвестиций, что в дальнейшем приведет к ценовому скачку. Однако приходится констатировать, что текущий низкий уровень цен на нефть определяется не мировым экономическим кризисом, а геополитическим соотношением сил, при этом не стоит надеяться на ослабление российской позиции пред западными санкциями, также как и на отказ Запада от санкционного давления на Россию. 

Во-вторых, ситуация с Кашаганом может, при самом благоприятном развитии обстоятельств, обеспечить снижение темпов объема физической добычи, который на данном этапе составляет около 95% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года, однако не приведет к значительным финансовым поступлениям в бюджет и экономику. Это объясняется тем, что в соответствии с соглашением на первом этапе участники проекта будут возмещать более 50 млрд. долл., которые были инвестированы в проект, что может быть растянуто до 2050 года. Это может быть вероятным сценарием, в случае если будет достигнута реальная окупаемость добычи трудной нефти Кашагана.

Необходимо отметить, что в докладе Standard & Poor’s, на наш взгляд, содержатся прописные истины известные всем, однако, данные официальные сведения, представленные специализированной международной организацией, вызывают больше всеобщего доверия, в том числе в отношении низкого уровня доверия к банковской системе.

В том же докладе агентством обращается внимание на недооценку рисков, связанных с проблемными кредитами, и переводе безнадежных долгов отдельными банками на счета специально созданных юридических лиц.

При внимательном рассмотрении доклада, можно увидеть указание на исчерпание сырьевой модели экономики Казахстана, при отсутствии общесистемных выводов агентства по данному вопросу. Так, на это указывают отмеченные в докладе риски платежного баланса, которые связаны с большим объемом привлекаемых прямых иностранных инвестиций, носящих долговой характер. Объем данных инвестиций, по оценке Standard & Poor’s, составляет в 2015 году порядка 80 млрд. долл., что соответствует 45% валового внутреннего продукта и 140% средств поступивших на счет текущих операций, т.е. платежи по привлеченным иностранным инвестициям превышают объем вновь поступающих инвестиций.

Кроме того, вызывает интерес указанная в докладе проблема неясности политики Нацбанка РК в отношении гибкости курса тенге. При этом, агентство говорит о необходимости одновременного укрепления доверия к национальной валюте, дедолларизации и увеличения рыночной гибкости. Также в докладе, недостаточно обосновано на наш взгляд, выглядит не подтвержденное количественными показателями утверждение о снижении платежеспособности населения Казахстана вызванное девальвацией.

Действительно, мы не отрицаем, что экономика Казахстана испытывает экономический кризис, однако, на наш взгляд, этот кризис носит не столько циклический характер, сколько системный, охватывая не только бюджетную и экономическую сферу, но всю политико-экономическую систему в целом. Кроме того, системный характер казахстанского экономического кризиса по принципу «матрешки» встроен в экономический кризис более высоких для нас уровней трансформирующейся мировой финансовой архитектуры. С достаточной долей условности можно выделить два уровня: во-первых, системный экономический кризис ЕАЭС, имеющий, на наш взгляд, политическую, а не экономическую причину, во-вторых, евразийский кризис, как составляющая системного мирового экономического кризиса, вызванного трансформацией  монополярной финансовой системы в новую финансовую архитектуру, включающую Евразийский союз, Китай, Евросоюз и США.

Таким образом, по итогам установления границ новой финансовой архитектуры и обстоятельств интеграции в нее Казахстана, возможен выход экономики страны из текущего кризисного состояния.

На современном этапе казахстанская экономика, в том числе процесс планирования государственного бюджета, поэтапно адаптируется в условиях трансформации мировой финансовой архитектуры на различных уровнях. Экономика Казахстана, войдя в период экономического спада, активно начала  адаптироваться к российскому экономическому кризису, связанному, с одной стороны, с введенными экономическими санкциями, с другой -  резким обрушением цены на нефть до уровня менее 50 долл/барр. Ответной российской реакцией было встречное эмбарго и девальвация национальной валюты, за чем последовала зеркальная девальвация казахстанской валюты. Экономическая ситуация к концу 2016 года плавно стабилизируется и в 2017 году возможна дальнейшая стабилизация, при отсутствии внеочередных экономических коллапсов.

В сложившихся экономических условиях, сокращение масштабов государственного вмешательства в экономику, усиление принципов рыночной саморегуляции, масштабная приватизация «непрофильных активов», сокращение бюджетного финансирования и снижение роли государственных административных функций, является неэффективной экономической моделью. Действительно, распределение средств государственного бюджета, расходы субъектов государственного и квазигосударственного сектора недостаточно эффективны, однако в текущих условиях альтернативных моделей, на наш взгляд, не существует, с чем также связана невозможность формирования сжатого и экономичного государственного бюджета.

Необходимо отметить, что в Проекте республиканского бюджета на 2017 год [3] значительное внимание отводится трансферту из Нацфонда, при этом в бюджете 2017 года его удельный вес в доходной части составляет 42%, против 30% в бюджете текущего года. Однако, необходимо отметить, что в долларовом эквиваленте размер трансферта изменился незначительно, причем в девальвированной национальной валюте его величина по сравнению с другими источниками поступлений в бюджет значительно выросла. Кроме того, в проекте бюджета указано, что размер поступлений в бюджет на 2017 год, направляемых в Национальный фонд составляют 1.201,6 млрд. тенге, а величина Трансферта из Нацфонда в бюджет – 3.321,6 млрд. тенге, что соответствует 36,2%. Таким образом, можно констатировать о переходе Национального фонда из накопительного режима в расходный, вызывающий особую озабоченность органов государственной власти, несмотря на то, что по объективным оценкам [3] средств Нацфонда должно хватить на срок более чем 10 лет, превышающий, на наш взгляд, время завершения процесса трансформации мировой финансовой архитектуры и экономического кризиса.

Другой проблемой, имеющей особую актуальность, является вопрос увеличения государственного долга. Так, в проекте бюджета на 2017 – 2019 гг. средства, запланированные на обслуживание правительственного долга в 2017 г  составляют более 522 млрд. тенге против 345 млрд. в текущем году (рост более 50%), что в сравнении с расходами на образование (около 435 млрд. тенге) выше на 20%. Необходимо отметить, что в бюджете на текущий год аналогичные расходы на образование составили 610 млрд. тенге, а в предыдущий период достигали 643 млрд. тенге, кроме того, эти затраты осуществлялись еще до девальвации тенге.

Резюмируя вышеизложенное отметим, что рост трансфертов из Национального фонда, а также величины государственного долга являются одними из прямых показателей системного экономического кризиса, сокращающего затраты на образование, который в перспективе может перейти на все социальные сферы бюджетных статей.

Прогнозируя развитие ситуации, можно предположить дальнейшую экспансию китайской экономической заинтересованности в Казахстане, которая может иметь неэкономические последствия.

На современном этапе развития мировой экономики доминирующим фактором выступает ускорение глобализационных процессов, кардинально меняющий соотношение ее институтов, а также всех элементов мировой финансовой системы, что определяет неоднозначность и противоречивость экономической ситуации. В качестве положительных сдвигов можно отметить сокращение затрат на обслуживание международного финансового сотрудничества, повышающее эффективность распределения мирового капитала и темпы экономического роста. К отрицательному воздействию можно отнести то, что интеграция в мировую экономику создает альтернативные риски, которые связаны с ростом инвестиций иностранного капитала и его деструктивным влиянием на национальную экономику в результате импорта инфляции и финансового кризиса (начиная с 90-х годов 20 века). Вследствие ограниченности и низкой эффективности современных мировых финансовых институтов и их инструментария, будущее мировой финансовой системы в условиях глобализации будет формироваться в разнонаправленных координатных системах, состоящих из неоднородных подсистем, создавая постоянные противоречия как внутри себя, так и в системе в целом. В результате возникает необходимость формирования эффективных инструментов регулирования и использования всех составляющих мировой финансовой системы, а также необходимость трансформации ее внешней сферы, которой является мировая финансовая архитектура. Зарождение и развитие мировой финансовой системы, а также мировой финансовой архитектуры как ее институциональной конструкция началось с Бреттон-Вудской системы (с 1944 г.), получило наибольший импульс в условиях Ямайской системы (с 1976 – 1978 гг.) с введением плавающих валютных курсов, усиливающих зависимость от цикличности мировой экономики, и вызывающих мировые финансовые кризисы.

Современная мировая финансовая архитектура по своей сути предполагает повторение финансово-экономических кризисов, затрагивающих политические, социальные и другие отношения. Современный экономический кризис выявил основные недостатки мировой финансовой архитектуры, характеризующие однополярность ее структуры на основе доллара США. Данная система уже не в состоянии адекватно реагировать на современные вызовы мировой экономики, так как однополярность противоречит развивающейся многополярности мировой экономики и укреплению позиций экономик развивающихся стран. В современных научных кругах представители различных государств расценивают мировой экономический кризис, в качестве точки отсчета периода нестабильности, перераспределения мировых сил, возникновения новых экономических центров. На современном этапе многополярная мировая финансовая архитектура, отражая интересы развитых и развивающихся государств, выступает в качестве главного фактора мирового экономического развития, несмотря на инициативные попытки ее перестройки США и Евросоюзом. Не вызывает сомнения, что природа современного кризиса связана с проблемами  современных институтов международного регулирования (международные стандарты, правила и нормы), отстающих от глобализационных процессов.  Современный уровень развития глобального финансового рынка в условиях отсутствия соответствующих контролирующих мировых институтов подталкивает либерально-рыночную мировую финансовую архитектуру в сторону расширения неконтролируемого, свободного перелива капитала. На современном этапе мировая финансовая архитектура в условиях глобализационных процессов посредством системы международных институтов должна способствовать стабилизации мирового финансового рынка, предотвращению кризисных явлений и выступать в качестве альтернативного механизма экономического мироуправления, не ущемляя экономико-политического суверенитета стран. Необходимо отметить попытки отдельных мировых игроков сформировать новую финансовую  архитектуру, однако эти действия носят поверхностный характер, а не направлены на трансформацию мировой финансовой архитектуры.

В связи с вышеизложенным, перед научным сообществом, в первую очередь в государствах «с растущими рынками», в принципиально новых условиях возникает необходимость трансформации мировой финансовой архитектуры, развитие которой невозможно в рамках имеющихся теоретических представлений о мировой финансовой системе и глобальной экономике. Изучение трансформационных процессов мировой финансовой архитектуры, должно происходить в рамках новых финансово-экономических подходов, определяющих развитие мировой экономики и ее финансовой архитектуры. Основу данных подходов должен составлять рост значимости финансового капитала, в условиях нарастания дистанцирования финансового сектора от производственного.

Вышеперечисленные факторы обусловили теоретическую и практическую значимость исследования теоретических и методологических вопросов в отношении императивов развития мировой экономики и финансовой архитектуры в современных условиях глобализации, институциональной модели и схемы глобализационных изменений мировой финансовой архитектуры, а также разработке научно-практических подходов  трансформации экономики и обеспечения кризисоустойчивости национальной валюты Республики Казахстан в условиях глобализации.

Список литературы
1. S&P ПОДТВЕРДИЛО КРЕДИТНЫЕ РЕЙТИНГИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН, ПРОГНОЗ "НЕГАТИВНЫЙ" http://www.kase.kz/ru/news/show/1308257 2. Экономике Казахстана вынесен приговор. Полная версия доклада Standard & Poor's http://m.365info.kz/2016/09/ekonomike-kazahstana-vynesen-prigovor-polnaya-versiya-doklada-standard-poors 3. О проекте Закона Республики Казахстан "О республиканском бюджете на 2017 – 2019 годы" Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 августа 2016 года № 511 http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1600000511 4. Правительство не виновато в похудении Нацфонда Казахстана http://365info.kz/2016/08/pochemu-hudeet-natsfond-kazahstana/
20.01.2017 01:35:34
Hазвитие ситуации, можно предположить дальнейшую экспансию китайской экономической заинтересованности в Казахстане, которая может иметь неэкономические последствия.
20.01.2017 01:36:06
Развитие ситуации, можно предположить дальнейшую экспансию китайской экономической заинтересованности в Казахстане, которая может иметь неэкономические последствия.