Международный секретариат G-Global г.Нур-Султан, ул.Темирказык, 65, офис 116 тел.: 7(7172) 278903

ЖАНИСОВ А.Т., кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и этнологии ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, Нур-Султан

Всадническая культура казахов XVIII-XIX вв.:

этнокультурный аспект

Влияние всаднической культуры на жизнь казахского традиционного общества прослеживается во всем, начиная от повседневного быта до имевших огромное политическое, социокультурное значение годовых поминок «асов». Поэтому невозможно переоценить значение коневодства в хозяйственно-культурной жизни казахов. Наиболее точные слова, обрисовывающие ее значение в жизни казахского традиционного общества принадлежат известномужырау XVIII века Актамберды:

«Аруданасқан жар бар ма,

Жылықыданасқан мал бар ма,

Биеніңсүтісары бал –

Қымызданасқандәм бар ма!

Желідеқұлынжусаса,

Кермедетұлпарбусанса,

Сәнікелерұйқының,

Жылқықолдантайғансоң,

Қызығыкетеркүлкінің.

Қыздыңкөркіқұлпыда,

Жігіттіңкөркіжылқыда!» [1, С.60].

В казахском традиционном обществе ничто материальное не ценилось так высоко, как наличие большого количества скота[1]. Так, дореволюционный исследователь М. Красовский, описывая особую привязанность казахов к своим стадам, отмечал, что состоятельные скотовладельцы даже и не думают перевести свой скот на что-нибудь другое, что могло бы их как-то застраховать и не ставить в зависимость от природных условий [2, Ч.2, С.392]. Особое отношение испытывали казахи к многочисленным табунам лошадей. Обладание многотысячными табунами являлось своеобразным фактором определения социального статуса в среде кочевников: «лошади для почета: чем богаче киргиз (казах. – А.Ж.), тем больше в его стаде должно быть лошадей…» [3, С. 50]. Правда, социальный статус богачей-коневодов традиционного периода (XVIII – 1-ой пол.XIXвв.),в силу сложившихся традиций, господства принципов родовой кооперации и взаимопомощи, не позволял им возвышаться над сородичами, и не создавал условия для возникновения в кочевой среде трудовых взаимоотношений основанных на принципах господства и подчинения.

Наряду с социальной сферой коневодство занимало особое место и в культуре кочевников-казахов.

По поверьям казахов, лошадь была сотворена из ветра[4, С. 52]. Среди казахов имелись поверья о крылатых конях-тулпарах, не случайно бытовала поговорка: «конь крылья джигита».

Слава владельца хорошего скакуна считалась одной из самых престижных, а потомуи самой желаннойдля кочевника. Хороший скакун мог увековечить имя своего владельца. Народная память сохранила имена известных скакунов и их хозяев. Так, из уст в уста передавались особые качества боевых/скаковых лошадей Есим хана, Абылай хана, Кабанбай батыра, Кенесары хана и др[2]. Даже в XIX веке казахи говорили об удивительном скакуне Есим хана: «… БұрынЕсімханың (Ишим) Сарыпқұлаатыбіріншібәйгеніешкімгебермегенінкөпестиміз»,- пишет К.Халид и дальше продолжает: «Есім хан 1583 жылданкейінөткенкісі, оныңСарыпқұлаатықазақ-қаламаққабірдейатақтыболыпталайқазақ пен қалмақоныңқасиетінайтыпқызығатын. Сарыпаяқауруы, яғнижайуақыттаақсап, бәйгегеқоссасауығыпкетедіекен» [5, С. 185].

Казахи весьма ценили своих лошадей. «Лошадьми своими хвастают они почти столько же, как и самими собой», – замечает один из участников российской академической экспедиции XVIII векаИ.Георги [6, С. 241]. «Хорошая лошадь составляет предмет гордости и тщеславия хозяина» [7, С. 45]. Польский ссыльный А.Янушкевич писал своим родным, что казахи почитают сначала мужчин, затем коня и лишь потом женщин [8,С.191]. Конечно, это было написано в форме шутки, но важная роль в жизни казахов коня была подмечена верно.

В целом нужно отметить, что любая лошадь была любима казахами, но отношение к скаковым было особое. М.Красовский, к примеру, сетовал: «…Легко ошибиться и на оценке простого иноходца, стоимость которого иной раз выражает не более, как не охоту киргиза (казаха. – А.Ж.) расстаться с ним» [2, Ч.2., С. 21]. За знаменитого Құлагераизвестный в округе богач Хамза предлагалАқансерівзять в жены любую понравившуюся ему девушку Алтай-Карпыкского рода и 100 лошадей в придачу: «Ақанжүйрікқұласынмағансатсын, төлеуіне Алтай-Қарпықішіненсүйгенсұлуынқұштырамын, оғанжүзжылқықосыпберемін» [9, С. 163]. Но, как известно,Ақансеріответил отказом.

Нередко пристрастие к коням могло подтолкнуть даже честных казахов на кражу или обман. «Он (казах. – А.Ж.) любит свою лошадь больше, чем возлюбленную, и красивые лошади часто превращают честных людей в воров», – пишет В.В.Радлов [10, С.275]. Подобный случай описывается К.Халидом: «ҚазақтыңРесейгежаңабағынғанкезіндеарғынеліненЖанақесімдіақыннайманелінекеледі. Астындабіржақсышұбараты бар. Бірнешедуан ел жиылыпүлкенмәжілісболған. Сонда Жанақатыменкеліпұлықтардыңалдынатүседі. Бірдәулеттіжігіт топ ішіндеотырекен. Жанақтыңатыесінепаузынашқанда, тілініңтүбіндегіқарақалынакөзітүседі. Енді осы қалдысебепетіпдауламақшыболады. Жігітаттыңалды-артынабіршығыппәленжылғыжоғалғанменіңатымдепдауласакетеді. Иесіайтады, жаңылысыптұрсың, бұлпәленшебайдыңөзбиесінентуғанқұлындейді. Жігітменіңбірбелгім бар. Тай күніндеұрытісшығыпсонысуырғанымда, көзімтүскен, тілініңастындақарақалы бар, егерсолқалыболмасасенікіболсындейді. Солсөзгебайлаужасаптексеріпқарасажігіттікідұрысекен. Жанақешетеңеайтаалмай, бұлпәленшебайдыңөзбиесі мен айғырынантуған. Бірақмаған да дәлелболсын, осы шұбар, меніңжоғалғанатымдепалланыңатымен ант іш те алып кете бердейді. Ол ант ішіп, шұбардыжетектепкеткен. Жанақ, атәбзеліналып, отырақалып: -

ЖанынбергенЖанақтыңШұбарынжер,

МынаадамбұлШұбардыменікі дер.

Жақсыатыңдыжалғанғасатқанжанды,

Бар құдайөзіңбіліпжазасынбер -

депбетінсипайды.

Олкүндеріадамдаркүлдәрібелбеу, яки бүтінақ, көкматаданбелбеубайлапжүредіекен. Жігітбелбеуіншешіп, бірұшыбелінде, бірұшынаттыңмойнынабайлапжетелепалыпкетті. Бараржолындабіркішкенебұлақ бар екен. Жігітбұлақтанаттапөткендеаттартыныпқалып, жігітшалқасынанқұлаптүседі. Атүркіп, сүйрепалыптастантасқасоғыптіріқалмақтүгілсаусүйекқалдырмады. Сонда халықбұладамжалған ант ішіпосындайпәлегежолықтыдесіпиманайтты. Енді, атыңды ал дегендежалғаншыныңжазасынбергенаттыңүстінеменің ер салғанымжарамайдыдеп, Жанақсолжігіттіңасынасойғызыпжіберді» [5, С. 89-90].

Конь в представлениях казахов был тесно связан с понятием чести: «Верховая лошадь – гордость юношии девушки. Восхваляя коня, выражают похвалу всаднику и оскорбляют его, осуждая его коня. Нанести удар чужому коню – значит нанести удар всаднику» [10, С.282]. Нормы обычного права, касавшиеся свадебного церемониала и некоторых других сторон общественной жизни казахов, также содержат указания на эту связь: конь – честь. Во время свадебного обряда, если невеста оказывалась не целомудренной, то жених имел право заколоть лошадь, приготовленную для него [11, С. 30]. Этим самым, он как бы в отместку наносил оскорбление хозяину дома. Если же жених, который имел право посещать невесту до свадьбы, вступал с ней в интимную связь до официальной брачной церемонии то у него, кроме всего прочего, отбиралась лошадь [11, c.102]. В источниках приводятся сведения, что одной из причин развязывания ханом Кенесары войны против киргизов было то, что они угнали любимых коней хана. Даже когда киргизы изъявили покорность,Кенесары хан не мог им простить нанесенного оскорбления: «Кроме того, Султан КенесарыКасымов объявил, что, несмотря на видимую покорность кара-киргиз (киргиз – А.Ж.), он все же намерен наказать их, как вообще за их действия, так особенно за угнанный у него табун «чубарых» (любимая масть Султана)» [12, С.6].

Особое отношение у кочевников во все времена было и к боевым коням, что нашло отражение в их героическом эпосе. Представления о боевых крылатых конях (тулпар) были известны у большинства скотоводов Евразии: у индоевропейцев это Пегас, у абхазцев это конь мифического героя Абрскила – Араш, в узбексом эпосе Байшубар – конь Алпамыса, у казахов ТайбурылКобыланды батыра, кони киргизского батыра Манаса и его врага Конурбая[13].

Одним из характерных жанров фольклора кочевников была обязательная хвала боевому коню. Жанр этот был широко распространен среди всех коневодческих народов. Исследователь Р.С.Липец пишет по этому поводу: «Описание красоты и достинств боевого коня, влагаемое в уста героя в форме традиционной «хвалы», имеет вообще широкое распространение в эпической поэзии тюрко- и монголоязычных народов. Нередко «хвала» дана как обращение к самому коню, способному, по эпическим нормам, не только понимать человеческую речь, но и самому беседовать со своим всадником на человеческом языке» [13, С.228]. Классическим вариантом «хвалы» коню, можно назвать воспетые Бухар-жырау достоинства коня Абылай хана [4, С.280].

Конь мог побудить кочевника, пойти на рискованные предприятия и военные акции:

«Көккөгершін, көгершін,

Көкқұттанұшаржемүшін,

Көкшекпенінбөктеріп,

Ерлершабар мал үшін,

Қамысқұлақжылқыүшін…», - характеризовал военные походы Актамбердыжырау[14, С.96-97].

В поэме «ЕрАғыбай», написанной его современниками,описывается случай, как Агыбай батыр[3] отправляется к неизвестному ему далекому народу только лишь для того, чтобы привести их скакунов, об удивительных качествах которых он часто слышал:

«Бір ел бар депестідікүншығыста,

Жылқысы аса сұлу, жөнсізжүйрік.

БірадамАғыбайғамақтайдыкөп,

Жорғасысудайжеліпшаппайдыдеп.

Біреуемес, мақтайдыбірталайжан,

Биесіешбіртұқыртаппайдыдеп.

Ағыбайыңғайландыбарайындеп,

Солелдіболса да алыстабайындеп.

Аттаныпсәуірік пен байталәкеп,

Жүйріктенөсім, тұқымалайындеп…» [15, С.82].

Действительно выбрать коня для батыра было делом не простым, и к этому делу подходили со всей серьезностью. Ведь конь богатыря должен был быть его частью, верным другом («у батыра и его коня душа одна»), на которого можно было бы положиться в минуты опасности, «жүзден-жүйрік, мыңнантұлпар», - гласит казахская пословица.

Как отмечалось выше, среди казахов особенно высоко ценились скаковые качества лошадей. Хорошая скаковая лошадь была гордостью не только одного человека, скакун являлся гордостью рода, его достоянием, символом его превосходства над другими родами. Побеждавшая на скачках лошадь, приносила славу не только его хозяину, но и почет всему роду. Не случайно, во время выплаты куна всем родом, одним из самых тяжелых штрафов (айып) был лучший конь, «шаганат», рода или волости, бравший призы на скачках или лучший по силе и быстроте бега иноходец [16, С. 12].

Лучшую лошадь рода дарили только в исключительных случаях, тогда, когда нужно было заключить очень важный союз, сватовство с другим родом или государством, когда нужно было решить спорные вопросы и т.д. По такому случаю, казахи говорили:

«Ел мен еларасынашқанжылқы,

Ел мен еларасынқосқанжылқы».

Часто с помощью скачек решались спорные вопросы, и наличие тогда резвого скакуна приносило победу. Так, в труде М-Ж.Копеева, приводится легенда, в которой повествуется о споре между родоначальниками племен Среднего жуза за ребенка-сироту: «Елетан, Елеханегізқозыдайболыпөсіпті. Ержетебастағансоңқызықты, сүйкімді, өнерліболып, әркімқызығабастапты. Бала қылыпаламыздепбіреуінебіреуіқимайАрғын, Найман, Қоңырат, Қыпшақтөртарыс Орта жүзталасыпты. Сонда бұларкөпортасындасөзгебайлау, матауқылып, «бәйгегеатқосайық, қайатымызозғанымызалайықдепбәйгегеатқосыпты. Арғыннынақтобықатыалдындакеліп, Арғыналып, мұныңтұңғышы… ақтобықаттыңбәйгесінекеліпедідепбаланыңатын «Тобықты» қойыпты» [17, С. 74].

Одним из особых событий в степи были годовые поминки «ас». Кроме всего прочего, на асах, часто решались спорные межродовые дела и состязания, главнейшими из которых являлись традиционная борьба (қазақшакүрес), состязания акынов-импровизаторов (айтыс) и скачки (байга) были пропитаны духом межродового соперничества. Поэтому род (ру), отправляя своих представителей во главе самого почтенного и уважаемого члена рода наас, должен был решить, также вопрос о кандидатурах лучшего борца (палуана), акына и скакуна. Так, М.-Ж.Копеев, описывая события, происходившие на поминках известного бая Корысбая из рода куандык (подразделение племени «аргын») пишет: «СоласқаШоңбидішақырады. ШоңбиатбәйгесінеқосуғаЖананныңқараласыналыпжүрді. ПалуанбәйгесінетүсіругеҚаржасАқша-БайболаттыңБайболатынаншыққанКенжеғараныңЖаманғарасыналыпжүрді. АқынбәйгесінежарысқасалуғаОрманшыданшыққанСақауақындыалыпжүрді» [17, С.84].

Призы, выставляемые на асах, были значительными. В этой связи следует упомянуть, что не случайно казахи в начале XIX века во время губернаторских проверок на скачки приводили посредственных коней, а своих лучших скакунов припасали для традиционных асов [2, Ч. 2., С. 22]. Нередко первый приз доходил до несколько сот лошадей. Так, в XVIII веке сыновьями Сати мурзы из суиюундукского рода были организованы пышные поминки, на которых присутствовало более 11 тыс. человек. На скачках участвовало 600 лошадей. Первый приз состоял из невольника и невольницы: «калмыка и калмычки обвенчавшихся тут же, с приданным из 100 лошадей, 50 коров, 300 овец и 20 верблюдов» [7, С. 23]. Последующие поминки в степи проводились не менее масштабно.

Но все же главным на скачках был не приз, получаемый в случае победы. На самом деле ни всаднику, ни хозяину скакуна приз в полной мере не доставался: «Как бы велики призы не были, выигравшие призы, кроме славы для своего скакуна, получают очень немного из причитающегося на их долю приза… За выигравшим остается слава выигрыша (ырым), а призы разбирают родственники и друзья выигравшего, приносящие ему поздравления по поводу выигрыша приза» [16, С.11]. Победа на скачках, которая являлась кульминацией поминок, имела социальную подоплеку. Победа на скачках поднимала престиж рода, возвышала его над другими.

Слава победителей на скачках была столь желанной, что для ее достижения, некоторые роды шли на обман и мошенничество. Во время скачек на поминках, бывшего старшего султана Баянаульского округа Казангапа (1857 г.), одно из подразделений рода басентеин- «бөрі», пыталось занять первое место с помощью мошенничества: «ЖетпісшақырымдайқашықтыққабәйгегетүскенаттардыңалдындақарасынүзіпБежудің[4]Құлаторысыкележатады. Бірақкөмбеге[5]екі-үшқозыкөшжерқалғандатыңнансарыатқосылып, Бөрілердіңәуелдеқосқансарыатыжылыстапқалыпқояды. БұлөзгерістердіҚұлаторыныңүстіндегіШөркедегенжасөспірімбайқапқалады. (Бойытымаласа, салмағыжеңілболғансоңШөркедепатапкеткен). Соныменкөмбегебіріншібопсарыат, оныменқұйрықтістесеҚұлаторыжетеді. Шөркеөзкөзіменкөргенәділетсіздіккешыдайалмайжылаптұрыпшағымайтады… Шөркеніңайтқанхабарынести сала Бежуқазыларалқасынакеліпжүгінеді:

- Мынасарыаттүптеншапқанатемес. Бәйгеменікі! – деп, дау айтады.

Сары аттыңиесіНөке (Нөгербек) – Қазанғаптыңбаласы, оңайлықпенкөнеқойсын ба:

- Бәйгеніңалдындаменіңатымкелді, - деп, олқарсыласады…

Дау ушығып, бәсентиіндерарасынажіктүсетінқауіптөнгенсоң, игі-жақсыларбұлдауда ас тарқағаншашешіп, төрелігінайтуды, сөйтіп, Бөрілер мен АқтілестердібітістірудіБәкішешенгежүктейді.

БәкеңСүйіндікелініңбілгіратсыншыларынабәйгеніңалдынанкелегенаттардысынатады. Оларжүйріктердіңтерлерінтілменжалап, салыстырыпт.б. амалдардықолданып, сарыаттыңбәйгегекейінненқосылғанынанықтайды. Сонымен, БежудіңҚұлаторысыбас бәйгеніалатынболады» [18,С. 228].

Данный материал свидетельствует о том, что казахские традиционные конные скачки – это не только старинный вид спортивного состязания, но и своеобразноеотражение сложившихся в казахском обществеэтнокультурных ценностей. Посредством скачек отдельные личности, рода, родовые подразделения могли поднять свой социальный статус, престиж. Поэтому скачки -«бәйге» - несли в себе и социокультурнуюподоплеку.

Как отмечал В.В.Радлов: «Для киргиза (казаха. – А.Ж.) лошадь – это высшее средоточие красоты, жемчужина среди всех его животных» [10, С.275] и,таким образом, он занимает выдающееся место в социокультурной жизни казахов.

 

Использованная литература

 

  1. 16. Бес ғасыржырлайды: 2 томдық /Құрастыр. М.Мағауин, М.Байділдаев. – Алматы: Жазушы, 1989. – Т.1. - 384 с.
  2. Красовский М. Область сибирских киргизов //Материалы для географии и статистики России. - Ч. 1-3. – СПб., 1868.
  3. Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей. Под руков. Ф.А.Щербины. - Т.11. Акмолинская область, Омский уезд. – Омск, 1902.
  4. [Потанин Г.Н.] Казахский фольклор в собрании Г.Н.Потанина: (Архивные материалы и публикации) /Сост. и коммент. Каскабасова С.А. и др., Алма-Ата: Наука, 1972. – 379 с.
  5. Халид К. Тауарих хамса (Бес тарих) /ауд. Б.Төтенаев, А.Жолдасов. – Алматы: Қазақстан, 1992. – 304 б.
  6. Прошлое Казахстана в источниках и материалах /Под ред. проф. Асфендиарова С.Д. и проф. Кунте П.А. – 2-е изд. – Алматы, 1997. Сб.1 (V в до н.э. – XVIII в.н.э.). – 383 с.
  7. Чорманов М. Казахские народные обычаи /Сост. А.М.Канафина. – Караганда, 2000. – 103 с.
  8. Янушкевич А. Күнделіктер мен хаттар. – Алматы, 1979. – 296 б.
  9. Ел ауызынан: Шешендіксөздер, ақындықтолғамдар, аңызәңгімелер /Құраст. Б.Адамбаев, Т.Жарқынбекова. Әдебиөңдеп, баспағаәзірлегенӘ.Шынбатыров. – Алматы: Жазушы, 1985. – 320 б.
  10. Радлов В.В. Из Сибири. – Москва: “Наука”, 1989. – 749 с.
  11. Материалы по казахскому обычному праву: Сб. /Научно-популярное издание. – Алматы: Жалын, 1998 – 464 с.
  12. Степняк К. Материалы к истории султана КенесарыКасымова (воспоминания кара-киргизаКалигуллыАлибекова о последних днях Кенесары). – Ташкент: 1923.
  13. Липец Р.С. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. – М., «Наука», 1984. – 263 с.
  14. ХV – ХVІІІ ғасырлардағықазақпоэзиясы. – Алматы: 1982.
  15. Қазақхалқыныңқаһармандары. - І-жинақ /редакторЖеңісМарданұлы Павлодар: «Дауа», 1991 ж. – 84 б.
  16. Герн-Фон В.К. Характер и нравы казахов (этнографические заметки) /под ред. Ж.О.Артыкбаева. – Караганда, 1995. – 38 с.
  17. Копеев М.Ж. Екітомдық. - 2-т. – Алматы, 1992. – 224 б.
  18. Тілеке Ж. Шежіре: Ертіс-Баянаулаөңірі. - кт. І. – Павлодар: «Дауа»: «Қазақстан», 1995. – 368 б.

 

[1] Скот ценился именно как высшая материальная ценность, а в случаях выбора между честью, достоинством и материальным благосостоянием скот расходовался без сожаления. Подтверждает это казахская поговорка: «Малым жанымсадағасы, жанымарымсадағасы».

[2]Жалқұйрық – знаменитый конь Абылай хана; Қубас – богатырский конь Кабанбай батыра; Өтеуке-шабдар – знаменитый скакун, подаренный КенесарыКасымову родом каржас-аргын.

[3]Агыбай батырпринимал активное участие в национально-освободительном движении под руководством КенесарыКасымова.

[4]Бежу (Бекжан) Итемгенулы (1800-1860 гг.) – из рода актилесБасентиеновского рода (аргын), был знаменит, как отличный знаток лошадей (сыншы) и его скаковые лошади были хорошо известны среди народа.

[5]көмбе – место начала или завершения скачек.

Партнеры G Global