Международный секретариат G-Global г.Астана, ул.Темирказык, 65, офис 116 тел.: 7(7172) 278903

Значение исследования языка казахского фольклора обусловлено
возможностью установления нового пути изучения историко-культурного
наследия. До настоящего времени казахский фольклор рассматривался
главным образом в литературоведении, в языкознании же исследования не
выходили за границы анализа одного-двух памятников фольклора,
включая языковые явления и фиксацию единств, пояснения с точки зрения
языковой структуры.
Лингвофольклористика не выделилась в самостоятельную научную
дисциплину в казахской филологической науке, но она функционирует в
качестве таковой в России: там в научный оборот введены
многочисленные труды, хрестоматия, специальные словари. Данная
дисциплина представляет собой новое для науки Казахстана направление и
создаѐт основы для укрепления межпредметных связей и выработки новой
76
научной парадигмы филологической науки в аспекте
лингвофольклористики. В связи с этим становится возможным получение
в казахской филологии новых научных результатов и их внедрение. Кроме
того, исследование, обращѐнное к изданному в рамках государственной
программы Республики Казахстан «Культурное наследие» стотомнику
казахского фольклора способствует пропаганде исконной национальной
культуры.
В зарубежной филологии, в том числе языкознании, наблюдается
заинтересованность в исследовании языка произведений устного
народного творчества. Обзор англоязычной научной литературы позволяет
заметить: в конце ХХ – начале ХХI вв. ещѐ не было специального
исследования языка фольклора. Однако ученые при рассмотрении общих
вопросов фольклора нередко обращают внимание на функцию языка
[Georges, Robert A. and Michael Owen Jones 1995]. В англоязычных
научных источниках, посвященных лингвистическим вопросам фольклора,
главным образом, рассматриваются проблемы текста, контекста, состава
языковых единиц [Texture 1963; Georges, Robert 1980; James 2011].
Выпускается специальное ежеквартальное издание на английском языке,
посвящѐнное фольклору [Texture 1963], уделяется внимание традициям и
обычаям и тюркоязычных народов [James 2011].
Такая же ситуация и в немецкоязычной филологической научной
литературе. В трудах по общим вопросам фольклора на немецком языке
[Kabanov, 2002; Bausinger 1966], в исследованиях связи фольклора с
народными обычаями и традициями [Die Türken 1965], в работах,
охватывающих в целом проблемы языка, литературы, фольклора [Sprache,
Literatur, Folklore 1987], внимание обращено и на лингвистические
аспекты.
В целом можно отметить, что в германистике (научных трудах на
английском, немецком языках) лингвофольклористика не выделилась в
специальную область исследования. На фоне такого сравнения
присоединение к данной отрасли науки казахской лингвофольклористики
отражает еѐ передовое стремление.
Один из факторов, оказавших влияние на выбор такой проблемы, –
достижения русской филологии. Современный этап исследования языка
фольклора в русской филологии восходит к 40–50-м годам ХХ века.
Русские учѐные: В.В. Виноградов, В.Я. Пропп, А.П. Евгеньева,
А.В. Десницкая, И.А. Оссовецкий, П.Г. Богатырѐв, А.Т. Хроленко и др. –
обосновали необходимость специального изучения языка фольклора.
Функционирование термина лингвофольклористика также
насчитывает не так много времени. Этот термин в русскую филологию в
1974 г. ввѐл А.Т. Хроленко [Хроленко 1974]. С тех пор и ведѐт начало
самостоятельная дисциплина русского языкознания. В России
насчитывается три центра лингвофольклористики: в Воронеже,
77
Петрозаводске, Курске. В Воронеже (под руководством Е.Б. Артѐменко)
изучается фольклорное текстообразование и народно-поэтический
синтаксис, в Петрозаводске (под руководством З.К. Тарланова) язык
русского фольклора исследуется с точки зрения дифференциации жанров,
в Курске (под руководством А.Т. Хроленко) главное значение уделяется
семантическим аспектам фольклорного языка [Бобунова, Хроленко 2006].
Новая для русской филологии дисциплина лингвофольклористика
предусматривает, главным образом, исследование следующего круга
проблем: природа языка фольклора в аспекте сопоставления с другими
формами общенародного языка; генетические основы поэтики; описание
связей поэтики и языка фольклора; значение фольклорной стилистики
наряду с проблемами исторической стилистики; психолингвистические
аспекты народного творчества; общность и своеобразие языка фольклора,
его варианты и инварианты; «явный» и «неявный» уровни поэтики в
устно-поэтическом творчестве [Черванева, Артеменко 2004]. Такие
достижения для казахского языкознания находятся пока в далѐкой
перспективе.В казахской филологии фольклор рассматривается
преимущественно с позиций литературоведения. Исследование устной
литературы в аспекте языка текстов осуществлялось в традиционной
парадигме. В качестве объекта анализа выбиралось отдельное известное
произведение, в нѐм устанавливались и рассматривались только
структурно-семантические единицы изобразительно-выразительного
характера – тропы и фигуры, стилистические характеристики (например,
труд Е. Жубанова «Некоторые проблемы исследования языка эпоса и
лексика эпоса «Козы Корпеш-Баян сулу»). В Казахстане немного учѐных,
выработавших в исследовании языка устной литературы собственные
пути. Существенным является вклад в данную проблему профессора
Е.К. Жубанова. В его трудах наиболее полно рассмотрены
интралингвистические аспекты исследования языка эпоса: особенности
языка эпоса «Козы-Корпеш – Баян сулу»; языковые и художественные
особенности эпических поэм; связь языка устной литературы и казахской
художественной литературы; преобладание форм устного языка над
диалектом [Жубанов 1978]. Однако исследователь не ставил перед собой
такой научной цели, как описание паралингвистических,
экстралингвистических аспектов.
Г. Косымова рассмотрела лексико-семантические, лексико-
грамматические характеристики фразеологизмов в казахском эпосе
[Кусимова 1985]; А.Ж. Мухатаева изучила казахский эпос в контексте
этнолингвистики [Мухатаева 1989]; объектом исследований
З. Керимбаевой стали лексические и грамматические характеристики
казахских сказок [Керимбаева 1988: 48–54]. В трудах, посвящѐнных языку
отдельных фольклорных произведений, анализировались языковые факты,
в основном исключительно описательным методом [Кусманова 2004],
78
либо обсуждались отдельные проблемы, касающиеся слова, его формы и
значения [Гумарова 1983].
В исследованиях, обращѐнных к жанрам устной литературы (сказки,
лиро-эпических произведений, айтыс), применены традиционные
структурные методы, а также лингвокультурные, в том числе
этнолингвистические. Национальный колорит языковых единств
рассматривался с чисто лингвистических позиций [Кусманова 2004, 2010].
Есть и научные работы, в которых при рассмотрении других явлений
казахского языка в анализ вовлекаются языковые факты из фольклорных
произведений. Например, в исследованиях, имеющих отношение к истории
литературного языка, стилистике, устной речи, тропам и фигурам,
синонимам, омонимам, антонимам, табу и эвфемизмам, при обосновании
рассуждений об определѐнных лексических, грамматических или
стилистических фактах языка в числе прочих приводятся примеры и из
устной литературы. Например, описывая табу и эвфемизмы, А. Ахметов
часто прибегает к анализу и выводам на материале фольклорных фактов
[Ахметов 2009]. К таким трудам можно отнести работы, посвящѐнные
использованию метафор [Хасанов 1966], лингвистической характеристике
сравнения [Коныров 1978], антонимии [Мусина 1970], синонимии
[Болганбаев 1970] и др. В фольклористических трудах С.А. Каскабасова
также приводятся языковые факты для характеристики художественного
своеобразия устной литературы [Каскабасов 2011]. Так как в процессе
сбора фольклорного наследия, при подготовке к изданию необходима
текстологическая работа, литературоведы и фольклористы часто
прибегают к фрагментарному анализу языковых фактов из произведений
народной литературы [Каскабасов 1976, Азибаева 1983].
Следует назвать статью казахских авторов, опубликованную на
английском языке за рубежом, обосновавшую интертекстуальность в
качестве одной из новых парадигм исследования казахского языка [Adilova
2014].
Таким образом, казахская лингвофольклористика ставит
определенную цель – формировать новую лингвистическую систему
исследования казахского фольклора. Это способствует не только освоению
историко-культурного опыта, но и выработке новых теоретических и
практических путей, отвечающих требованиям времени, для сохранения
культурного наследия, определения подхода к познанию строения текстов.
В связи с этим исследование языка казахского фольклора обосновывается
как изучение Вечного языка культурного наследия Вечной страны
(Мәңгілік ел). Соответственно, речь идѐт о духовных ценностях общества.
Из этой цели вытекают следующие задачи:
– установление языковой феноменологии в казахском фольклоре;
– исследование казахского фольклора в аспекте аккумулятивной
функции языка;
79
– уточнение места фольклорных текстов в истории казахского
литературного языка;
– анализ, синтез, классификация лексического состава текстов
казахского фольклора;
– анализ, синтез, классификация специфических особенностей
грамматики текстов казахского фольклора;
– анализ, синтез, классификация стилистических признаков текстов
казахского фольклора;
– изучение казахского фольклора с позиций текстоведения;
– установление интертекстуальных связей текстов казахского
фольклора с фольклором других народов Казахстана;
– исследование текстов казахского фольклора с позиций
межпредметных связей (психолингвистических, когнитивных,
коммуникативных, семиотических, лингвокультурных).
Решение данных задач должно позволить получить весомые научные
результаты: будут уточнены феномены фольклорных текстов, рассмотрена
потенциальная возможность языка фольклора в донесении национальной
культуры до современного поколения; фольклорный текст будет измерен
закономерностями современного текстоведения; предполагается
выявление универсалий и уникальности в языке казахского фольклора.
Новое направление казахской филологии требует специальных
методов изучения.
Исследование ведѐтся комплексным путем, используются
описательный, сравнительно-исторический, историко-сопоставительный,
сравнительный, диахронно-синхронный, психолингвистический,
лингвокультурный, когнитивный, коммуникативный методы, элементы
статистического метода. В соответствии с положениями науковедения,
новизна всегда явлена в науках либо на стыке отраслей. Если
придерживаться такого представления, то применение комплексного
подхода позволит извлечь из связи лингвистики и фольклористики новые
результаты, с помощью межпредметных связей обосновать новое
лингвофольклористическое направление в казахской филологии.
Посредством описательного метода из фольклорных текстов
выбираются, исследуются и синтезируются языковые факты. Данный
метод становится базой для применения других методов и методик. Во-
первых, необходимость названного метода обусловлена возможностью
прояснения структуры текстов, выбираемых в качестве объекта. Во-
вторых, он способствует ориентации в семантическом описании
фольклорных текстов. Благодаря этому методу проясняются важные
элементы в семантической сфере, где также находит применение методика
компонентного анализа. Одной из методик описательного метода является
эксперимент. Главное назначение лингвистического эксперимента –
составление лингвистической картотеки в современных условиях при
80
помощи компьютера. Ещѐ один из видов данной методики – эксперимент,
направленный на реконструкцию идеи, мыслительный эксперимент,
посредством которого можно исследовать идейную модель объекта.
Безусловно, в условиях мыслительного эксперимента доминирует
абстрактный, дедуктивный подход, при котором очень важной становится
роль эмпирической базы казахской лингвофольклристики.
Сравнительно-исторический, историко-сопоставительный методы
необходимы, во-первых, для прояснения генезиса, этимологии элементов в
тексте, связи лексики фольклорного текста с лексикой других языков. В
связи с тем что исследование проводится на материале казахского языка,
важным является историко-сопоставительный метод. При помощи данного
метода исторически устоявшиеся варианты казахского языка (старые и
новые варианты) сравниваются друг с другом. В последнее время
сопоставление языковых фактов современного казахского языка с
явлениями прошлых эпох проясняет историю развития языка; объясняются
неизвестные особенности фольклорного языка, показываются их различия
с фактами современного казахского языка.
Связь языкознания с методами философии, теории познания
проясняет концептуальное, мировоззренческое значение языкового
своеобразия фольклорного текста. В лингвофольклористике опора на
межпредметные связи помогает при помощи языка изучить процессы
познания в народном понимании, исследовать когнитивные структуры
народного сознания (фрейм, гештальт и др.).
Большое значение для развития лингвофольклористики имеет
выявление фольклорной языковой картины мира. Космологизированный
подход к миру обосновал М. Хайдеггер, исследовавший безличные
категории: потаѐнное и явленное, земное и небесное, человеческое и
божественное, бытие и ничто. Данные изначальные категории бытия, по
М. Хайдеггеру, записаны и зашифрованы в языке, который знает и помнит
всѐ [Хайдеггер 1993]. Эта концепция мирового уровня в исследовании
проблем разрабатываемого проекта выполняет важную методологическую
роль.
Значимым для разработки методологических возможностей
лингвофольклористики является комплексное использование методов
языкознания и культурологии, которое позволяет не впасть в
односторонний детерминизм в решении проблемы «что первично: язык
или культура?» Поэтому мы считаем, что при исследовании фольклорного
текста следует рассматривать язык и культуру во взаимосвязи. Если
установить своеобразную координацию структур фольклорного языка и
культуры в диахроническом аспекте, будут получены новые целевые
результаты. Использование категорий лингвокультурологии граничит с
методами этнолингвистики. Они сравниваются, в некоторых случаях
объединяются, а в лингвофольклристике синтез данных методов приводит
81
к тому, что объектами изучения становятся языковые элементы,
создающие образ материальной и духовной культуры казахского этноса,
характеризующие его менталитет, историю и современное бытование.
Психолингвистические и коммуникативные методы необходимы для
оценки прагматического воздействия фольклорного языка. С их помощью
уточняется триада: создатель фольклорного текста – фольклорный текст –
реципиент фольклорного текста. Для описания данной модели
вырабатываются характеристики народного творчества, создателя текста,
реципиент текста рассматривается как интерпретатор текста, предлагаются
варианты интерпретации текста.
С точки зрения интертекстуальности текст фольклора должен
рассматриваться, в основном, как прецедентный фактор. В этом аспекте
целесообразно придерживаться следующего определения: «Понятие
прецедентности тесно переплетается с понятием интертекстаульности, а
различие состоит в аспекте исследования: интертекстуальность трактуется
как свойство или категория текста, а прецедентность связана в первую
очередь с феноменом сознания, памяти, способами хранения информации
в когнитивной базе писателя / читателя и ее роли в кодировании и
интерпретации смысла. Разграничение между данными понятиями следует
проводить по их локализации: интертекстуальность принадлежит тексту,
обнаруживает себя в тексте как особый способ кодирования смысла
посредством «чужого слова», а прецедентность локализуется в тезаурусе
человека, т.е. в сознании, и на этой основе может быть определена как
тезаурусные формы существования интертекстуальности» [Аникина 2004].
Библиографический список
Азибаева Б. Дастан жанрының кейбір текстологиялық мәселелері // Қазақ
фольклоры мен әдебиет шығармаларының текстологиялық зерттелуі.
Алматы, 1983. Б. 191–204.
Аникина Э.М. Лингвокультурная специфика реализации
интертекстуальности в дискурсе СМИ (на материале англо-американской
прессы): автореф. дис. … канд. филол. наук. 10.02.04. Уфа, 2004. 22 с.
Ахметов А. Түркі тілдеріндегі табу мен эвфемизмдер // Ахметов Ә. Түбі
түркі ӛркениет. Алматы, 2009. Б. 140–339.
Бобунова М.А., Хроленко А.Т. Словарь языка русского фольклора: Лексика
былины. Ч. 1. Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та, 2006. 125 с.
Богатырѐв П.Г. Язык фольклора // Вопросы языкознания. 1973. № 5. С.
106–115.
Богатырев П.Г. Некоторые задачи сравнительного изучения эпоса
славянских народов. М., 1958.
Болганбаев А. Қазақ тіліндегі синонимдер. Алматы, 1970.
82
Гумарова М. «Қыз Жібек» лиро-эпосының ғылыми басылымын баспаға
әзірлеу тәжірибесінен // Қазақ фольклоры мен әдебиет шығармаларының
текстологиялық зерттелуі. Алматы, 1983. С. 128–149.
Гумарова М. Уәлиханов жинаған «Қозы Кӛрпеш – Баян Сұлу» нұсқасының
тексі жайлы // Қазақ фольклоры мен әдебиет шығармаларының
текстологиялық зерттелуі. Алматы, 1983. С. 113–128.
Гумарова М. «Қамбар батыр» эпосының ғылыми басылымын баспаға
әзірлеу тәжірибесінен // Қазақ фольклоры мен әдебиет шығармаларының
текстологиялық зерттелуі. Алматы, 1983. С. 87–113.
Десницкая А.В. Наддиалектные формы устной речи и их роль в истории
языка. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1970. 99 с.
Жубанов Е. Эпос тілінің ӛрнектері. Алматы, 1978.
Каскабасов С. Соч. Т.1. Жаназық. Әр жылғы зерттеулер. Астана: Фолиант,
2011.
Каскабасов С. Қазақ ертегілерінің текстологиясы туралы // ҚазССР Ғылым
академиясының Хабаршысы. 1976. № 2. С. 51–58.
Коныров Т. Қазақ теңеулері. Алматы, 1978.
Кусимова Г. Қазақ эпосындағы фразеологизмдердің лексико-
грамматикалық ерекшеліктері // Қазақ тіліндегі сӛз тудыру проблемалары:
Жоғары оқу орындарының профессорлары мен оқытушыларының ғылыми
мақалалар жинағы (КазПИ им. Абая). Алматы, 1985. С. 58–66.
Кусимова Г. Қазақ эпосындағы фразеологизмдердің семантикалық
ерекшеліктері // Совет дәуірінде қазақ әдеби тілін нормаландыру
мәселелері: Жоғары оқу орындарының профессорлары мен
оқытушыларының ғылыми мақалалар жинағы (КазПИ им. Абая). Алматы,
1985. С. 26–33.
Кусманова К. «Біржан-Сара» айтысының тілдік ерекшеліктері. Ӛскемен,
2004.
Кусманова К. Айтыс ӛлеңдерінің лингвомәдениеттанымдық сипаты:
мәдени кеңістіктегі ұлттық стереотиптер: филол. ғыл. д-ры ... дис. автореф.
Алматы, 2010.
Мусин Ж. Антонимы в казахском языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук.
Алма-Ата, 1970.
Мухатаева А.Ж. Этнолингвистическое изучение лексики казахского эпоса:
автореф. дис. ... кад. филол. наук. Алма-Ата, 1989.
Оссовецкий И.А. Об изучении языка русского фольклора // Вопросы
языкознания. 1952. № 3. С. 93–112.
Оссовецкий И.А. О языке русского традиционного фольклора // Вопросы
языкознания. 1975. № 5. С. 66–77.
Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления / пер. с нем. М.:
Республика, 1993.
Хасанов Б. Қазақ тілінде сӛздердің метафоралы қолданылуы. Алматы,
1966.
83

Партнеры G Global

  • 001.jpg
  • 002.png
  • 003.png
  • 004.jpg
  • 005.jpg
  • 006.jpg
  • 007.jpg
  • 009.png
  • 651995c4b029cb9668e2ac4e379463ba.jpg
  • id1353.jpg
  • IOFS_logo.png
  • kaznu.png
  • logo-gglobal.png
  • the-brettonwoods-committee.png
  • Без названия.jpg